Кира Малыгина (izadora_new) wrote,
Кира Малыгина
izadora_new

Categories:

Терри Пратчетт

"... - Что Вы считаете первичным? Сказку, миф или реальность?

Чтобы ответить на этот вопрос я должен немного остановится на эволюции Плоского мира.Она началась в начале 80-х. Это было частью фэнтэзи-бума, который произошел из-за книг Толкиена. Первые несколько книжек были написаны практически в шутку. Я бы даже сказал, что это были смешные книжки и большое ничего. Но где-то на уровне 4-ой книги, я познал радости сюжета. Я понял, что действующая книга действует вне зависимости от того, есть там смешное или нет. С тех пор я написал уже много книжек. И при этом, я никогда не начинал с "послания". История - на первом месте. Но я не был бы человеком, если бы не включал в свои книги аллюзии на то, что мы называем реальным миром. И однажды я сказал, что Плоский мир - это зеркало миров. Так что есть какие-то маленькие вещи, которые я привношу в текст практически автоматически, пока он пишется. Одна из них - Вампиры, вервольфы, тролли, населяющие Плоский мир, - все они разумные существа, как и мы с вами. И они поступают так, как и человек разумный. Т.е. ведут себя очень глупо..."

Оригинал взят у by_lu в 06.06.2007
Выкладываю расшифровку интервью на встрече с Терри Пратчеттом в Москве 06.06.2007. Пусть она у меня снова будет.
Спасибо тем, кто перепощивал мой текст, а не просто давал ссылку :) (хотя тогда я так точно не думала)

2007_06060089

Дамы и господа, я очень рад. Мне нравится здесь.
Но в Россию я приехал в воскресенье. А сюда я приехал рано утром.
И я не думаю, что вам нужен какой-то идиот,который расскажет вам, людям живущим в этой стране, что представляет собой ваша страна.

Так начал свою пресс-конференцию Терри Пратчет. Скажу сразу, расшифровывала со слов переводчицы, ибо она говорила куда громче ТП.
Дальнейшую расшифровку (1-ую часть)

Во всяком случае, здесь в России, гораздо теплее, чем я ожидал.
Еще я вижу, что на голове у дам нет платочков, завязаных под подборотком.
К тому же я хочу признаться, что я не самый читаемый автор в Великобритании. Там еще есть такая дама, ее зовут Дж.К. Роулинг. Она тоже себе сделала имя.
Может быть я действительно самый продающийся взрослый автор. Но я в этом не уверен.

- Как Вам Москва вообще показалась? Похожа ли она на выдуманный Вами АнМорпорк? (Шипение слева "Анк-Морпорк!")

На самом деле, больше всего Москва похожа на район Нью-Йорка нижний Ист-Сайд. Жарко, пыльно, много машин в пробках и много раздраженных людей. Но факт таков, что все места в конце концов становятся похожи на другие места. И в каждом городе вы видите те же машины, те же мобильники, те же Макдональдсы. Так что частичка Анк-Морпорка присутствует в каждом большом городе. Хотя в Москве, возможно, эта частичка чуть больше средней. Это просто факт.

- Почему на европейский издательствах стоят метки Терри и Лин Пратчетт, а у нас только Терри Пратчетт? (возникает возьня, решают, кто будет отвечать, но ТП берет инициативу в свои руки)

Европейские и Американские книги издаются под именем ТЕрри Пратчет. И это факт. Но знак копирайта ставится под именем Терри и Лин Пратчетт. Потому что у нас юридическое партнерство.У нас много общего, например банковский счет. Лин была моим секретарем долго вермя. И потом, владельцем не обязательно является автор. Или он владеет им не единолично. К примеру, копирайт на Питера Пэна принадлежит детскому госпиталю. Просто я не могу даже подумать, что владею чем-то, половиной чего не может владеть Лин. (а ТП, оказывается романтикsmile.gif)

- В своей книге "Ведьмы за границей" Вы написали, что шабаш ведьм - это сборище лидеров, которых никто не возглавляет.Как Вы считаете, собрание большой восьмерки в Германии - это сборище ведьм? (дикий хохот, гж-а переводчик пытается перевести)

Это группа лидеров, у которых нет последователей.

- Что Вы считаете первичным? Сказку, миф или реальность?

Чтобы ответить на этот вопрос я должен немного остановится на эволюции Плоского мира.Она началась в начале 80-х. Это было частью фэнтэзи-бума, который произошел из-за книг Толкиена. Первые несколько книжек были написаны практически в шутку. Я бы даже сказал, что это были смешные книжки и большое ничего. Но где-то на уровне 4-ой книги, я познал радости сюжета. Я понял, что действующая книга действует вне зависимости от того, есть там смешное или нет. С тех пор я написал уже много книжек. И при этом, я никогда не начинал с "послания". История - на первом месте. Но я не был бы человеком, если бы не включал в свои книги аллюзии на то, что мы называем реальным миром. И однажды я сказал, что Плоский мир - это зеркало миров. Так что есть какие-то маленькие вещи, которые я привношу в текст практически автоматически, пока он пишется. Одна из них - Вампиры, вервольфы, тролли, населяющие Плоский мир, - все они разумные существа, как и мы с вами. И они поступают так, как и человек разумный. Т.е. ведут себя очень глупо.

- Терри, Вы очень многосторонний человек. Расскажите том, что сделало Вас таким. (ага, а вот тут взяла в руки власть тетушка с влюбленными глазами. Она готова была съесть либо Терри, либо микрофон).

Я родился в 1949 году в крошечной деревушке. В доме не было электричества. Не было водопровода. Газа тоже. Туалета в доме не было. Может быть, это было все-таки дерево, а не дом.
Воду качали насосом, из скважины, принадлежавшей нашим соседям. Газ мой отец покупал в баллонах. Туалет был снаружи. И посещать его в дождливую ночь было не особо приятно. А про морозную ночь я уже не говорю. Но, напомню, дело было вскоре после войны. И в то время, если у вас был дом с целой крышей, и вы были достаточно живы и целы, чтобы этим домом насладиться,то это было просто счастье. Я был единственным ребенком. Потому что мама посмотрела на меня, когда я родился и сказала, что больше никогда. Но в деревне было много ребят. И у меня было то, о чем мечтают многие. Братья и сестры, которых можно "отключить".
Для писателя у меня было совершенно не правильное воспитание. Мои родители были добрыми. И никакого психоза они мне не даровали. Они были религиозны по особому. Они никогда не ходили в церковь. Но цервковь, в которую они не ходили, была англиканская церковь. Им даже и не снилось не пойти в мусульманскую или каталическую церковь. Они придерживались распространенной формы религии, которую можно выразить фразой " Боженька сейчас, наверное, занят, лучше сейчас его не беспокоить.
В возрасте 10 лет я обнаружил поблизости библиотеку. Через неделю у меня появилась субботняя работа. И я выписал сотню библиотечных карточек на свое имя. Я пронесся по книжным полкам. Я был слишком мал, чтоы ходить во взрослую библиотеку, но я был почетным библиотекрем, т.е.почсетным взрослым. А это значит, что я мог брать читать любые книги. Даже те, которые не подходили мне по возрасту. Особенно те, которые не подходили мне по возрасту. Некоторые я перечитывал дважды.
Я надеюсь, что у вас тоже бывал в голове огонь, призывающий перечитать все книги, существующие на земле.
Однажды, мне принесли три книжки, связанные бечевкой. их только что получили. И старшая библиотекарь сказала: "Тебе они возможно понравятся". Книжка называлась "Властелин колец".
Я прочел ее за 24 часа. А потом начал сначала.
После этого я стал искать похожие книги. Я прочел все фэнтези. Я прочел легенды. Потому, что они похожи на фэнтези. Ребята в шлемах деруться на мечах. Потом прочел мифлогию. Это тоже ребята в шлемах, бьют друг друга мечами. Я изучал древние религии. Ребята в шлемах лупят друг друга молниями. Я читал истрию Ребята в шлемах лупят друг друга мечами.
И так, без всякого влияния учителей, я получал образование. Одна книга влечет за собой другую.
И после каждой книги, кусочки информации оседают на нужном месте в мозаике головы.
География в школе, преподавалась примерно так: мы изучали экспорт из Перу. А то про что я читал в библиотеке, это была изменябщуаяся природа, моря и острова.
Я читал историю человечества, историю щелкового пути. Вообще все, что было на вид интересным.
Когда мне было 17 лет я ушел из школы, мне показалось, что в этом смысла нет, и решил стать журналистом. Потому что ни к чему другому я не был способен.
В первый день работы журналистом я увидел труп. Его только что вытащили из колодца. Он был очень мертвым. Я открыл для себя три вещи.
Первое - труп может быт окрашен во множество интересных цветов. Второе - эта работа гораздо интереснее, чем решение уравнений с двумя неизвестными. И третье - можно продолжать блевать, даже когда внутри у тебя ничего не осталось.
Я продолжал читать книжки. А в свободное время пытался занятся скусом.(идет бурное обсуждение, совмещал ли ТП эти два занятия или нет) Время от времени я писал романы. Они продавались, но не особо резво. Потом я написал "Цвет волшебства". Эта книга продавалась хорошо. А потом каждый роман о Плоском мире продавался все лучше и лучше.
Я тогда был пресс-аташе в электрической компании. Я отвечал за три ядерных площадки. Так что жизнь была очень интересной. Я пришел на эту работу сразу после взрыва на атомной электростанции. А впереди у нас еще был Чернобыль.
Местные журналисты, зная, что я пишу, написали статью с темой "Местный пресс-аташе в свободное время пишет романы-фэнтэзи. А как он это отличает?"
К тому времени я понял, что хобби приносит мне больше средств, чем основная работа. И я ушел. И вот я здесь.
Что-то из этого, конечно влияет на то, какой я есть. И я подозреваю, что к этому имеет прямое отношение тот мальчишка, который читал все подряд и хотел читать еще и еще.
- Мы уже поняли, что одно из Ваших детских впечатлений был Толкиен. И думаю, если ваши романы поскрести, то в глубине окажется достаточно философская социальная притча.Согласитесь ли Вы с этим? (Это продолжает мучать ТП тетушка с влюбленными глазами. Терри оживился и о чем-то перешептывается с переводчиком.)

Сначала отвечу на первый вопрос. Не то чтобы Толкиен был мой учитель. Он был мой Пример. У меня нет даже тени сомнения, что именно он является основателем фэнтези. Хотя были другие писатели, в особенности в Америке, которые помогали выкладывать этот фундамент. Например, серия про Конана, предшествовала Толкиену. Но Толкиен пришел и все. И огромное число тех, кто шел за ним. И практически в любой современной книжке найдется Толкиен. Он похож на изображение Фудзи в Японских гравюрах. На каждой гравюре, если присмотрется можно увидеть эту гору. У некоторых сразу видно, что на переднем плане Толкиен и ничего другого. Иногда, Фудзияма уходит на задний план, значит писатель старается избежать связи с Толкиеном. А порой человек сам не види Фудзияму. Это потому, что он стоит на ней.
Чтобы продолжить ответ на Ваш вопрос. Что-то беспокоило меня еще в 13 лет. Что-то что для себя я опледеляю, как "хороший орк" . У Толкиена были люди, гномы, эльфы, которые могли создавать альянсы и вести войну за добро. А орки и троли были плохие и с этим ничего нельзя поделать. Мне это показалось несправедливым. Наверняка где-то в этой огромной массе орков найдется хоть один, который думает: "Хотел бы я сейчас заниматься чем-нибудь другим.Чем нибудь, где можно возиться с цветами и котятами". Но исправление орков в мире Толкиена было не возможно. Я не хочу сказать,что это плохо, но с сегодняшней точки зрения - это странно, что целая раса оказалось неисправимо плохой. И именно то, что я всерьез рассматривал возможность совершенно другого, противоположного мира, послижило основой для образования Плосского мира.Например, я приложил все усилия, чтобы превратить Анк-Морпорк в функционирующий город. Здесь не просто абстрактный средневековый город с церквями, трактирами и борделями. Здесь есть боойни и различные фабрики, одна из которых даже производит презервативы. В Нарнии вы всего этого не найдете. smile.gif
Потому что Анк-Моркпорк, хоть и фантастический город, но он существует. Где-то в 19 веке. И его население похоже на нас. Однажды я наткнулся на книгу фэнтези, где крестьяни говорили (вскидывает вверх руку с чем-то вооброжаемым зажатым в ней) "Хэй! Вина мне пинту раздобудь, налей в серебряную кружку!" На Плоском мире никто бы так не сказал. Если бы только не был накачан наркотиками. И практически без всякого моего усилия книга превратилась в некий коментарий нашего времени. Я не задумывал это специально. Оно происходит само собой. Мои пальцы попросту живут своей жизнью.

- Я хочу сказать, что Вы несколько прибедняетесь (продолжает тетушка. "Отберите у нее микрофон" - слышу я сзади). Ведь Ваши книги еще и предлагают очень действенные рецпеты. (Я знаю! Она читала "Поваренную книгу нянюшки Ягг"! smile.gif) Однако хочу сказать, что Ваши позиции очень похожи на позиции великого русского писателя интеллигента, который действительно знает как решить проблемы.

ТП Запрокидывает голову и хохочет. Заразительно. Интеллигенция, это слово несколько по другому звучит по английски. В основном сейчас так называют людей, который часто и подолгу занимаются адьюльетром.
Сейчас я вам открою все правду. То, что Вы говорите, может быть правда, а может быть нет.Но, будучи англичанином, даже если бы это было правдой, я был бы слишком смущен, чтобы это признать.
Я пишу эти книги так хорошо, как могу. И использую при этом все инструменты, какие у меня есть. И все, в чем я признаюсь безоговорочно, что я их все-таки написал. Здесь ест ьлюди, которые подтверят, что каждый человек, который сам бы назвал себя интеллегентом в Англии, получил бы порцию насмешек.
Подведу итог.
В сущности речь идет о маленьком кубике воздуха между мной и клавиатурой. Я должен приложить все усилия и весь талант, которым меня наградил Господь, чтобы остановть подмигивающий курсор на экране. И еще моя работа в том, чтобы невидимым секретным способом нанести на страницу слова "Пожалуйста, прочитай следующую страницу". А на последней странице "Пожалуйста, прочитайте следующую книгу".

- Скажите, пожалуйста, как Вы видите свое место в современной литературе? И кого Вы считаете равным себе? Как бы это сформулировать, чтобы Вы не смущались... Ну такие люди, с которыми Вы могли бы поговорить на равных. Ну, Нил Гейман, например.

У меня мало писателей среди друзей. И мало друзей среди писателей. Может потому, что я живу далеко от Лондона. Но когда в Лондоне съезжаются писатели, с большинством из них я могу поладить. Но я встречаюсь с ними не каждый день и даже не каждую неделю. Когда я работаю, самые близкие, географически, живые существа - это овцы. А они литературой не интересуются.
Я не в какую иерархию не вписываю. Я, правда, был некоторое время председателем писательского общества. И я знаю, как трудно быть писателем. И как мало зарабатывают очень многие писатели. И какое количество чистого везения должно быть у человека, чтобы его опубликовали.
Я не думал, что меня опубликуют.
Я не думал, что я смогу этим зарабатывать.
Потом не думал, что стану миллионером.
Потом снова не думал, что стану миллионером.
Для меня это все как цепь счастливых случайностей. Мне ужасно повезло. Но интересно, что чем больше и упорнее я работал, тем удачливее становился.
Я не могу сказать, что я лучше этого, но похуже того.
Во-первых потому что я врун. Во-вторых я слишко тщеславен для этого.
Но я действительно всегда с удовольствием вспоминаю Нила Геймана с которым написал "Добрые предзнаменования". Мы с ним неплохо проводили время. Здорово иметь рядом человека, который думает как ты. У нас шел обмен идеями и баланс. А деньги мы поделили пополам. А потом мы решили больше никогда не писать вместе. Потому что ничего лучше уже не напишем.

- Кого Вы сейчас читаете? (влюбленная тетенька. Она пыталась спросить это еще посреди ответа Терри, но тот вежливо ее отсек)

На моем столике при кровати лежит книга "Лондонский рабочий"(Лондонская беднота). Это такой Диккенс, только в жанре нон-фикшн. Это замечательно написанный социологический трактат. Его написал человек, который ходил по улицам и говорил с людьми. Я возвращаюсь к ней снова и снова. Именно там я черпаю мир фэнтези. Этот мир более фэнтэзийный, чем Анк-Морпорк. Ранне викторианский Лондон даже хуже Анк-Морпорка.
Еще я читаю книгу Гейла Дела "Основы отравительства". Это частично биография дедушки автора, который был врачом. А частично это книга о ядах и отравителях. Она обожает предмет о котором пишет и получается у нее очень интригующе. Т.е. когда читаешь, то ощущаешь, как она ласкает кончиками пальцев пробочки бутылок с ядами. И ужасно интересно читать о природе ядов.
Вообще, когда доживаешь до определенного возраста, кусочки памяти выпадают в самый неожиданный момент. Я читаю еще интереснейший трактат о женщинах, которые переодевались в мужчин и учавствовали в гражданской войне. Их было 1400. А на самом деле их было человек 25. В связи ч этим хочу упомянуть, что я провел небольшое расследование. И оказалой, что многие из ковбоев на диком западе не были ковбоями. Они были когелами.
Как вы уже поняли, художественную литературу я читаю мало сейчас. Обычно эти книжки я приберегаю для самолетных перелетов. Если говорить об этом. то я бы выбрал Тома Клэнси. Преимущество романов Клэнси в том, что ты начинаешь их читать в Хитроу, а потом все еще читаешь в Сиднее, а в Австралии, этой книгой можно забить до смерти крокодила. А когда вы его оставляете в гостинице, то даже не жалко.

- Вопрос о Вашей новой книге. Будет ли она такой же веселой и смешной, как Ваше сегодняшнее выступление?

Надо сказать, что природа юмора в Плоском юморе изменилась. Это был юмор ситуативный. А теперь он проистекает из таких слов, как инкогруэнтность. Этот юмор генерируется самим сюжетом. Там, конечно, есть чему улыбнуться. Но юмор темный. И к тому же, это детектив. А еще это политический триллер. Там ведется дискуссия о природе истины. И в то же время это - роман - фэнтези. Т.е. Это четыре книги в одной. По моему это очень выгодно.
Что мне больше всего понравилось писать - это момент, когда хоронят Игоря. Мы знаем из кино, что у каждого сумасшедшего ученого есть слуга по имени Игорь. Поэтому у меня в Плоском мире эти игори составили целый клан. У них лучше всего получается трансплантология. Если с одним из Игорей случается что-то такое, что его нельзя оживить, то все его друзья являются на похороны с сумками-холодильниками. И уносят с собой самое дорогое из частей друга. Конечно, это клевета на всех сидящих здесь Игорей. Я знаю, что вас просто зовут Игорь и ничего больше. (интересно, были ли в зале Игори?smile.gif)
В другой книге, которую многие из вас еще не прочли, поскольку на русский ее еще не переводили, чудовищный полк. Игорь кому-то говорит "Сколько пальцев я держу". И при этом он держит банку с пальцами. Когда Игорь произносит эту фразу не всегда можешь понять...
История из жизни: Британского посла в Австрии спросили. "Что если будет совершено убийство, убийца убежит и скроется доме в Австрии?" И посол ответил "Это очень интересный вопрос". Эта история вошла потом в книгу.
Ну и собственно все.На этом нас прервали, сказав, что у Терри очень плотный график.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments